Телефон гостиницы

Бронирование


Забронировать номер



Погода в городе

Святитель Тихон Задонский


Чудесные явления Святителя Митрофана Воронежского и Тихона Задонского


Святители Тихон Задонский и Митрофан Воронежский
  1. Акафист Святителю Тихону Задонскому
  2. Молитвы епископу Тихону Воронежскому чудотворцу
  3. Иконы и изображения Святителя Тихона Задонского
  4. Духовное завещание Святителя Тихона Задонского
  5. Слово о Совести
  6. Чудесные явления Святителя Митрофана Воронежского и Тихона Задонского

19 августа 1868 года в московской военной Измайловской богадельне скончался отставной майор Семен Васильевич Хрущов. Это был человек искренно верующий, внимающий себе, много испытавший в своей жизни скорбей и все искушения побеждавший всецелой преданностью воле Божией. По совету и благословению оптинских старцев — архимандрита Моисея и иеросхимонаха Макария — он написал автобиографию под заглавием "Путешествие утлой ладьи по бурному житейскому морю".

Публикуем рассказ о чудесном исцелении больной из записок С.В. Хрущова, бывшего послушником в Оптиной пустыни, который «сам имел удовольствие видеть неоднократно ту особу, над которою угодно было святителю Митрофану проявить свою благодатную силу».

Записка первая

29 сентября 1840 года.

В село Сергиевское, деревни господ Хрущевых, сентября 14 дня 1840 года приехала соседка, живущая за 7 верст, госпожа Якимова с двумя падчерицами к обедне в праздник Воздвижения Честного Креста; а от церкви пришли в дом Хрущевых.
Когда гостья вечером отъезжала домой, то хозяйка просила оставить младшую сестру у них ночевать; ибо пригласила их приехать на другой день опять.
Госпожа Якимова, оставив младшую сестру Анну, поехала домой.
Девице Анне, оставшейся у Хрущевых, поутру сделалось очень дурно: она рвала на себе волосы, била себя в грудь, плакала, и три женщины не могли ее удержать; к тому ж у нее истерика была такая сильная, что как она заплачет, то и женщины, которые ее держали, заплачут; когда она захохочет, то и женщины также захохочут.
Доложили хозяйке дома и послали за лекарем в город Скопин, за 18 верст.
Эти припадки продолжались несколько дней; иногда раз в день, а иногда и два, и три раза; и так ее измучили, что она не могла двинуться, ни пошевелить рукою, ни ногою, ни шеею, так что она должна была просить, чтобы ей повернули голову.
Лекарь приехал — давал лекарства; но лучше не было — и он говорил, что и сам не знает, от какой болезни лечить, и что больная должна умереть.
Во время болезни девица Анна, чтобы приготовиться к смерти, потребовала духовника и причастилась Святых Таин.
Болезнь все продолжалась; но с 26 на 27 сентября в первом сне она видела, что пришел старичок, маленький, седенький, весь в черном, и молча провел рукой по ее рукам и ногам.
Тут она проснулась и почувствовала, что какая-то сила вошла в руки и ноги; она открыла глаза и увидела что-то черное — думала, висит что-нибудь; но когда стала вглядываться, то увидела того же старичка.
Он глядел ей прямо в глаза, взял за правую руку и сказал: «Вставай, пора уже тебе встать»; она закричала с испугу, и, пока ее поили святой водой, она все его видела, но когда стала указывать на него, он исчез.
Тут она уснула тотчас же и увидела во сне, что она — в Воронеже, подле раки, в которой не было мощей, а только обивка пунцовая, бархатная, с золотым крестом, что ее очень огорчило.
Она стала плакать и сказала: «Зачем же мы сюда приехали, когда нет мощей?».
И сейчас же увидела того старичка, который с улыбкою спросил у нее, о чем она плачет.
И когда она ответила, что плачет о том, что нет Митрофана, старичок снова улыбнулся и опять: «О чем же ты плачешь?».
Тут она уже с досадой отвечала: «О том, что нет святителя Митрофана».
И спросила у него: «Кто же ты?». Он отвечал: «Тот, кого ты испугалась».
Она спросила: «Да кто же ты?». «Я Митрофан», — сказал святитель.
Он взял ее за руку и повел туда, чего она уже не может изъяснить: свет необыкновенный, благоухание также, так там было весело, что того описать нельзя: летали Ангелы красоты необыкновенной; те, которые ходили, были без крыльев.
Она загляделась, забыла святителя Митрофана — и, когда оглянулась, его уже не было.
Она испугалась и заплакала.
Ангелы начали летать около нее с улыбкой; она опять, было, забылась и опомнилась уже, когда увидела святителя Митрофана впереди втроем: по левую руку шел старичок в черном, а по правую — в белом одеянии, поясом подпоясан, кто-то красоты непостижимой.
Она обрадовалась и бросилась святителю Митрофану в ноги; а покуда была у ног его, два монаха положили ей руки на голову, а третий благословил, как священник.
Когда она встала, то святитель Митрофан сказал: «Теперь ты от всех болезней исцелилась, кроме последней, от которой исцелишься у меня».
Тут она спросила у него: «Кто же был тот другой, в черном?».
Он отвечал: «Неужели ты не узнала?».
«Нет, — говорит она, — я его никогда не видела».
«Это Тихон, — сказал святитель Митрофан, — я всегда с ним».
И когда спросила про другого, он отвечал: «Про это узнаешь после».
Она заметила, что святители хотят идти, и заплакала.
Они воротились. Она спросила у них: «Что было за оградой, которая разделяла сад и была необыкновенно светла и блестяща?».
Святитель Митрофан отвечал: «Ты это после узнаешь», и опять он с Тихоном положили руки на голову, а третий благословил — и ушли.
Она снова заплакала, но Ангелы, которые все время летали, сели около нее и запели неизъяснимыми голосами: «Тебе, Бога, хвалим».
Потом вспорхнули крылышками и улетели за золотую ограду.
Она заплакала, что осталась одна, ей стало их жаль; но не испугалась, потому что тут было так хорошо, что не могла наглядеться.
Пока она плакала, пришел святитель Митрофан один, взял за руку и повел в собор, где ей так сделалось грустно, томно, что она от испуга закричала на всю комнату и проснулась совершенно здоровая: сама обулась, оделась и пошла к хозяйским дочерям, потом к хозяйке — и так была рада, покойна и весела, что в тот же день играла на фортепиано.

Записка вторая

В течение 1840 и 1841 годов девица Анна Якимова была здорова, и по неотступным ее просьбам отец повез ее в Воронеж к святителю Митрофану, откуда она никак не хотела ехать домой назад.
Отец решился ее оставить у своих дальних родственниц.
Но как она была слабого нервного состояния, то в течение нескольких месяцев наскучила своим родственницам (хозяйкам), и они, чтобы под благовидным предлогом отделаться от нее, уверили ее, что им надобно ехать в деревню, а потому пусть она напишет отцу, чтобы он за нею приехал.
С большим прискорбием она исполнила их желание, написала, чтобы за нею приехали.
Постоянно грустя о том, что ей скоро надобно ехать и удалиться от мощей святителя и тем лишиться его видимого присутствия, незадолго до приезда отца она видит во сне, будто она в соборе у святителя Митрофана молится пред иконою Богоматери, находящейся близ мощей.
Молясь, примечает в руке Богоматери свиток, в который присматривается, будто желая узнать, что там написано.
Богоматерь говорит ей, что это список грехов отца ее; потом Богоматерь будто встает и бросает этот список в печь (и он сгорает) и как бы дает ей знать, что это по ее молитвам.
Потом Богоматерь говорит ей: «Ты — Моя, ты Мне поручена твоею матерью, и ты будешь в монастыре».
После этих слов видит она, что святитель Митрофан встает из раки и говорит ей: «Да, ты будешь в монастыре и будешь называться Митрофания, но этого теперь никому не говори».
С этим словом благословляет и дает ей четки; и как она поклонилась ему, то, вставая, увидела, что святитель уходит.
Тогда она ухватила сзади его за мантию, как бы желая удержать; но угодник Божий ушел, а кусок мантии, который она захватила, остался у нее в руках.
И когда она проснулась, то увидела наяву у себя в руках и четки, которыми святитель благословил ее, и кусок его мантии.
Немедленно, встав поутру, она пошла к Высокопреосвященному Антонию и, объяснив ему, что хотя ей не дозволено никому открывать до времени, но она вменила себе в обязанность немедленно после видения ему открыть, дабы он знал об этом происшествии, рассказала все случившееся и показала четки и лоскут мантии.
Высокопреосвященный сказал ей, что она хорошо сделала, что открыла ему, потому что он — служка Митрофана угодника, и с этими словами вынес ей свои четки и благословил ими.
Она возвратилась к своим хозяйкам.
Потом приехал за ней отец и взял ее с собою.
Ровно через год от первой ее болезни, бывшей в 1840 году, начавшейся на другой день Воздвижения Креста, 14-го числа, приезжают господа Якимовы опять в свой приход, в село Сергиевское, к обедне и опять заехали к господам Хрущевым; с семейством прибыла и девица Анна.
Целый день была весела; но потом сделалась скучнее, жаловалась на нездоровье, и ее уложили в постель; тут последовали с ней прежние припадки, и она сделалась без памяти.
В беспамятстве она не узнавала никого, и казалось ей, что она в своей комнате; и как ее голову держала на коленях во время судорог княгиня Мещерская, то она воображала, что это девушка, которая за нею ходит.
В беспамятстве в присутствии всех родных, не видя их никого и думая, что она одна с своею горничною, рассказала все случившееся в Воронеже и объявила о четках святителя Митрофана и о лоскуте мантии, также и о четках, данных ей Высокопреосвященным Антонием, и объявила, что четки у нее лежат в шкатулке.
Слыша это, родные ее тотчас послали в деревню за шкатулкою.
Она открыла ее и показала мнимой няне княгине Мещерской при всех тут находящихся двое четок и лоскут мантии.
Во время беспамятства, которое продолжалось более шести часов, она со слезами сожалела, что не может бежать в монастырь по причине слабости здоровья и молодости лет, но что княгиня Мещерская ее отвезет...
Потом уснула и, когда проснулась, была совершенно здорова; но только если ей напомнят о чем-либо из этих происшествий, тотчас заплачет, опасаясь и совестясь, что она открыла то, о чем ей велено было умолчать.
Я сам видел эту девицу через месяц с их семейством у моего дяди, и ее кротость, скромность, непринужденность в обращении и простота в одежде меня чрезвычайно поразили и мне понравились.
Я решился об этом происшествии объявить публично, если мои записки когда-либо будут изданы. Мне кажется, что Промысл нарочно допустил это легкое повторение болезни и беспамятства в том же доме Хрущевых, чтобы это происшествие не было сокрыто в семействе Якимовых.

А как до сих пор еще нигде это объявлено не было, мне, как современнику и почти очевидцу, совестно было бы умолчать о происшествии, дивно прославляющем Бога и Его угодника. Теперь уже давно эта девица Анна Якимова в Михайловском монастыре, и пострижена, и названа Митрофаниею.

Воронеж Православный №11-12 (97-98) 2006

Наверх
© Copyright 2010 - 2018 Zadonsk.su - Гостиница "ЗАДОНСК"
При использовании материалов с данного сайта, активная ссылка обязательна.

Беспроводной доступ к сети интернет с помощью технологии WiFi
К Вашим услугам
в нашей гостинице
беспроводной доступ
к сети Интернет
с помощью технологии
WiFi